Работа тюремного надзирателя: бонусы, перспективы и страхи — Rjob.ru

Работа тюремного надзирателя: бонусы, перспективы и страхи - Rjob.ru

Работа тюремного надзирателя: бонусы, перспективы и страхи

Где учат сотрудников отдела безопасности колоний

Кадры для исправительных учреждений готовят профильные учебные заведения – вузы в Рязани, Вологде, Владимире, Самаре, Новокузнецке, Пскове, Перми и Воронеже. У каждого из них своя специализация: выпускники Воронежского института ФСИН России становятся инженерами, а в Рязани и Владимире выпускают сотрудников оперативных подразделений, они чаще работают со спецконтингентом в колониях.

Обучение в вузах финансируется из федерального бюджета, но попасть в них не так просто. Для начала потребуется взять направление в территориальном органе ФСИН России по месту жительства. В отделе кадров проходит первое предварительное собеседование, затем – военно-врачебная комиссия и сдача нормативов физподготовки. В зависимости от выбранного направления придётся сдать экзамены по обществознанию, истории России или физике.

Тюремный надзиратель – мужская профессия. Дискриминация по половому признаку происходит из-за того, что работать придётся в основном с осуждёнными-мужчинами, а женщина с такой задачей вряд ли справится. Некоторые территориальные органы ФСИН России вообще не выдают направления девушкам, у них есть только «мужские должности».

Требуются надзиратели

«Я попал в исправительную колонию по распределению после окончания ведомственного вуза – Академии ФСИН России в Рязани, — рассказывает сотрудник отдела безопасности. — Но раньше такие вакансии даже в газете публиковали.» Сейчас объявления о «тюремных» должностях тоже размешают в открытом доступе – на федеральном сайте ФСИН России и сайтах территориальных органов в каждом из регионов страны.

На службу в колонии и СИЗО попадают и из других правоохранительных ведомств или даже «с улицы». Для этого нужно пройти медосмотр, собеседования, повышение квалификации. Кандидату должно быть от 18 до 40 лет. На службу не примут ранее судимых, недееспособных, людей с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, нарушениями зрения, речи или слуха, расстройствами нервной системы, а также хроническими инфекционным и аллергическими заболеваниями. Однако трудоустройство займёт несколько месяцев, которые потребуются для проверки документов, квалификации, тестовых испытаний и очного собеседования. Причём сроки этих этапов жёстко определены внутренним регламентом работы органов исполнения наказаний.

Со мной в колонии работало много ребят, окончивших гражданские вузы или переведённых из Минобороны России, МВД. Но из-за сокращений и экономического кризиса людей со стороны практически не берут. И так своих работников со стажем хватает.

Обязанности тюремного надзирателя

Со стороны представляется, что надзиратель – это человек с автоматом на вышке. В реальности сотрудники отделов безопасности исправительных учреждений находятся рядом с заключёнными двадцать четыре часа в сутки – на прогулке, в спортзале, на обеде или работе, даже во время гигиенических процедур, чтобы предотвратить правонарушение или побег. Надзиратель следит за подопечными на свиданиях с близкими и в те моменты, когда они покидают стены колонии – при перевозке на новое место заключения, поездках в больницу или на судебные слушания.

Главное требование, которое предъявляется к тюремному надзирателю – крепкая физическая и психическая форма. Первое поможет, когда потребуется разнять драку, усмирить заключённого, нарушающего распорядок исправительного учреждения или даже закон. Со вторым сложнее – что бы ни происходило, нужно сохранять абсолютное спокойствие. «Постепенно к провокациям привыкаешь и реагируешь на них спокойно. Пишешь рапорт, и осуждённого наказывают за грубое отношение к сотруднику администрации», — рассказывает анонимный источник.

Нормы отношений персонала тюрьмы с заключёнными устанавливаются приказом ФСИН и внутренним распорядком самого исправительного учреждения или СИЗО. Это кодекс этики и служебного поведения, соблюдать который необходимо, даже если кто-то пытается намеренно вывести из себя.

Выполняются ли нормы, зависит от самого сотрудника уголовно-исполнительной системы. Но скажу так: если ты действуешь по закону, то и спецконтингент будет тебя уважать и выполнять требования. Конечно, есть разные сотрудники и работают все по-разному. Всё-таки в УИС около тысячи учреждений по всей России. Кто-то может и нахамить. Но в большинстве случаев обращаются на «Вы», уважительно.

Очевидные минусы в работе отдела безопасности

Работу тюремного надзирателя нельзя назвать тяжёлой физически, но психологически крайне сложно всё время быть начеку, готовым среагировать на любую непредвиденную ситуацию, сталкиваться с постоянными конфликтами между заключёнными вплоть до расправ. Даже выносить бесконечные материнские слёзы на свиданиях, а порой агрессию и ненависть с их стороны — не так-то просто.

Что касается профессиональной деформации личности, то вред она приносит в основном близким. Со временем работники исправительных учреждений начинают разговаривать, как заключённые, слушать ту же музыку, перенимать привычки, приносить рабочую суровость домой.

Опишу такую ситуацию: идёшь на работу и знаешь, что сегодня что-то нехорошее произойдёт, но не знаешь, что. И это действительно происходит. Каждый день. И тебе это надо разруливать как-то. Есть, конечно, и радость. Например, от раскрытого преступления. Но это очень уж косвенная радость.

Не добавляют плюсов и условия труда. Исправительные учреждения почти всегда расположены «на выселках» — как можно дальше от центра города, а то и вовсе вдалеке от цивилизации. В этом случае остаётся только два варианта: либо большую часть времени не видеться с близкими, либо перевозить семью на эти самые выселки, а это и меньший комфорт, и меньшие возможности, проблемы с трудоустройством супруги и с качеством образования детей.

Зарплата и другие бонусы сотрудников ФСИН

Казалось бы, при таком количестве сложностей и проблем идти работать в уголовно-исполнительную систему должны только те, кому больше некуда податься. Но конкурс на каждую вакантную должность по-прежнему велик. Всё дело в зарплате и бонусах профессии. По столичным меркам они не велики, но в регионах гарантируют стабильное безбедное существование.

Данные о зарплате открыты, у офицера она около 36 тысяч рублей. Но по факту денежное довольствие может быть намного больше из-за надбавки по званию, за стаж службы, особые условия работы, например, на севере, за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, а также за особые достижения в службе и безупречную работу.

Если у тебя нет жилья – вставай в очередь на единовременную выплату для его покупки. Приехал работать из другого региона – получи небольшую денежку на съём квартиры (примерно треть от суммы аренды в городе, к примеру). И это если не считать ещё и материальной помощи на свадьбу, при рождении ребёнка и других семейных обстоятельствах. При переезде в другой город, начале работы сразу после вуза или свадьбы выплачивают около 70 тысяч рублей «подъёмных». Многих привлекает «военная пенсия». Каждый год службы в органах УИС идёт за полтора, поэтому на минимальную пенсию по выслуге лет ребята выходят уже к 33 годам, а в 60 лет к ней прибавляется ещё и обычная по возрасту. Кстати, при выходе на пенсию тоже положена материальная помощь – до семи стандартных окладов.

Помимо этого – собственные бесплатные ведомственные больницы, детские оздоровительные лагеря, санатории, гарантированное место в детском саду или школе по месту жительства на льготных условиях. Отпуск у тюремного надзирателя тоже больше, чем у остальных – минимум 30 дней, а по мере приобретения стажа вырастает до 45.

Карьерные перспективы тюремного надзирателя

Не оправдывается и миф о безысходности профессии надзирателя. Непосвящённые считают, что эта работа – почти такой же срок, как у заключённого – ни перспектив, ни возможностей, ни карьеры в общепринятом понимании. На самом деле вариантов развития множество.

Оплачивается не только высшее образование в вузах ФСИН России, но и обучение в адъюнктуре, докторантуре, командировки на учёбу, для сбора научного и практического материала, на конференции и совещания. Было бы желание всем этим пользоваться!

Карьерный рост в основном происходит внутри колонии или структуры ФСИН России, но она настолько огромна, что выбрать направление развития не составит труда. Можно перевестись в управу, занять руководящую должность в исправительной колонии, СИЗО. Можно пойти работать в вуз или даже центральный аппарат ФСИН России в Москве. А что в этом плохого? На руководящих должностях в УИС получают достойные деньги, которые не всегда получишь на гражданке. Если уж совсем надоест и станет невмоготу, то подготовленный сотрудник уголовно-исполнительной системы, который каждый день работал с людьми и разбирал практические ситуации, справится почти с любой работой. Многие идут в службы безопасности, так как хорошо знакомы с этой сферой.

К слову, о перспективах карьерного роста тюремного надзирателя собеседник Rjob знает не понаслышке: отработав несколько лет в колонии и параллельно повышая уровень образования, он нашёл работу в профильном вузе ФСИН России и занялся преподавательской деятельностью.

При использовании материалов сайта rjob.ru указание автора и активная ссылка на сайт обязательны!



Сохрани статью себе в соцсеть!




Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *