Цена победы. СССР – Германия: подготовка к войне

Цена победы. СССР – Германия: подготовка к войне

Ведущий передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы» Дмитрий Захаров о соотношении вооруженных сил Германии и Советского Союза к 22 июня 1941 года. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Итак, что же происходило после того, как был подписан пакт Молотова — Риббентропа? Несмотря на великую дружбу, на совместный раздел Польши, на последующие действия Советского Союза в отношении Финляндии и Прибалтики было совершенно очевидно, что каждая из противостоящих сторон стремится использовать оставшееся время для наращивания материально-технической основы, военных мышц.

Стоит отметить, что это время Советский Союз использовал весьма и весьма эффективно. То есть за период с 1939 года — лето 1941 года по начало войны согласно советской историографии мы произвели около 18 тысяч боевых самолетов, не считая тех, которые были произведены до 1939 года. Цифры, касающиеся производства танков, впечатляют еще больше. Общее количество их приближалось к 26 тысячам, из которых Т-26 было 9998 единиц, БТ — 7519, Т-28 — 481, Т-35 — 59, Т-37 разных модификаций — около 6 тысяч, Т-40 — 132, Т-34 — 1225 штук и «Климентий Ворошилов» (КВ) — 636 машин. Таким был потенциал Советского Союза на 22 июня 1941 года.

Для нанесения удара по Советскому Союзу вермахт сумел выделить 3932 танка и 266 штурмовых орудий. Причем, отметим, что в 1941 году немцы успели произвести только 3094 танка всех типов, включая 678 чешских легких танков.

Что же это было такое? Классическая формулировка, которая использовалась в советское время: все наши танки были безнадежно устаревшими, никуда не годились, кроме Т-34 и КВ. Однако здесь присутствует некая фигура лукавства, потому что если рассматривать то, чем были вооружены танковые части вермахта, картина вырисовывается весьма и весьма любопытная.

На вооружении вермахта в начале войны состояло значительное количество даже не танков, а танкеток Т-I, которые имели вес всего 5,5 тонн и были вооружены пулеметами; танки Т-II, которые весили 9 тонн и имели 20-мм автоматическую пушку и, как вспоминали наши ветераны, не выдерживали попадания пули крупнокалиберного пулемета. Речи о том, чтобы они выжили после попадания хотя бы 37-мм снаряда, просто быть не могло. Собственно говоря, эти танки создавались изначально как учебные. В дальнейшем, в ходе войны, они использовались в противопартизанских и патрульных операциях. И вот подобная техника составляла добрую половину того, чем располагал на момент начала войны вермахт.


Солдат вермахта у сгоревшего советского танка Т-34, 1941 год

Кроме того, в составе вермахта было определенное количество чешских танков, которые немецкие танкисты очень любили, потому что они были лучше Т-I и Т-II. Это танки Skoda LT vz.35, которые имели вес 10 тонн, экипаж четыре человека и более или менее приличное бронирование. Этот танк выдерживал попадание 20-мм снаряда, но что-либо более крупное было для него уже смертельно опасно. Таких танков у немцев было 218 штук. Кроме того, были чешские танки LT vz.38, которые были более позднего выпуска, с весом около 10 тонн; броня у них была чуть-чуть побольше, но к 10 декабря 1941 года последний LT vz.38 был выведен из строя, и в дальнейшем все подобные танки (те, что уцелели) использовались немцами, как уже говорилось, в противопартизанских и патрульных целях.

Что касается приличной техники, которую можно было бы назвать танком, то это были Т-III, которые состояли на вооружении панцерваффе. Вес этого танка составлял 19,5 тонн, сначала его вооружали 37-мм пушкой, потом 50-мм короткоствольной.

Этот танк стал, если так можно выразиться, ломовой лошадью, которая на протяжении первых лет войны на своем хребте вывозила все и вся, что выпадало на долю панцерваффе, хотя с нашими более поздними танками эти машины ни в какое сравнение не шли. Таких танков в распоряжении вермахта было 1440 штук на начало войны. И, собственно, на советский фронт они сумели выделить 965 машин.

Ну, и самая грозная машина, которая была легче Т-34 и которую у нас почему-то называют «тяжелым танком», был Т-IV. Т-IV появился в 1938 году, его вооружали короткой 75-мм пушкой, и это действительно была машина, способная оказывать некое более или менее серьезное сопротивление нашим танкам, хотя по своим параметрам она тоже уступала тому, чем мы располагали.

Конечно, можно бесконечно перечислять, какие танки достались немцам от французов в качестве трофеев, однако эти машины ни для каких целей, кроме как для учебных задач, просто-напросто не годились. Наблюдалась очень интересная тенденция в производстве вооружений в Германии после завершения «Странной войны». Как отмечал в своих мемуарах Гальдер, слово «невозможно» перестало существовать для верховного командования вермахта и, соответственно, политического руководства Германии вообще. То есть наступил период некой эйфории и шапкозакидательства, которое, в общем, потом приобрело достаточно выраженные последствия.

Что касается Советского Союза, то действия Германии в Польше и молниеносный разгром французской армии, которая на момент начала войны была не самой слабой, имея в своем распоряжении более 3 тысяч танков, показали, что противник-то весьма и весьма серьезный и относиться к нему нужно с определенным если не почтением, то с сознанием степени опасности, которую он представляет. Соответственно, в Советском Союзе в 1939 —1941 годах шли активные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы практически по всем направлениям создания техники и вооружений. Можно до бесконечности повторяться и петь дифирамбы танкам Т-34 и КВ, но, действительно, на период начала войны эти машины не имели себе равных ни в одной стране мира и до 1943 года были (бесспорно) вне конкуренции. И надо сказать, что если в 1941 году их было произведено не так уж много, где-то чуть больше 1,5 тысяч, то уже в 1942 году советская промышленность произвела 24718 танков, из которых Т-34 составляли 12,5 тысяч штук.


Советские истребители И-16, захваченные немцами на аэродроме, 1941 год

Работы действительно шли, как принято говорить, ударными темпами, и разработка танков, способных выдержать попадание снарядов противотанковых и танковых орудий, была достаточно успешной. Можно привести массу оговорок и определенное нежелание военных загружаться приемом на вооружение новой техники (довольно часто это сталкивалось с консервативным подходом), тем не менее эти танки стали поступать в военные части. Вопрос в том, как они использовались в 1941 году?..

Что касается авиации, то здесь тоже шла достаточно активная работа. Существовало несколько авиационных школ, создававших самолеты в Советском Союзе. Это школа Николая Поликарпова, «короля истребителей» 30-х годов, который построил И-15, И-16, И-153 (достаточно курьезную машину, биплан с убирающимися шасси, который изжил себя еще в тот момент, когда только появился на свет), И-180, И-185 (более поздние разработки). Во время испытания этих самолетов погиб Валерий Чкалов, что привело Николая Поликарпова к определенному карьерному закату. Косвенно это ему вменялось в вину, и работа над этими самолетами, к сожалению, была остановлена, хотя характеристики такой машины как И-185, надо сказать, были выдающимися.

Группа молодых конструкторов: Яковлев, Лавочкин, Горбунов, Гудков и Микоян также создавали истребители. Безусловным лидером стал Яковлев, фаворит Сталина, который построил самолет Як-1. В своей книге «Время, люди, самолеты» летчик-испытатель Рабкин приводит документы о том, в каком состоянии Як-1, равно как и ЛАГ-1 (впоследствии ЛАГ-3), и МиГ-1 (МиГ-3) принимались на вооружение. Самая ужасающая, пожалуй, картина была с яковлевской машиной. Количество недоработок по самолету превышало 120 позиций, в том числе отказы карбюраторов, генератора, перегрев двигателя, недоработки системы охлаждения, масляной и водяной, и многое-многое другое. Собственно говоря, история появления на свет таких самолетов как Як-1 и ЛАГ-1 достаточно любопытна.

Дело в том, что и на том, и на другом самолете стояла одна и та же винтомоторная группа — мотор Испано-Сюиза французского производства, купленный по лицензии. Он находился у французов в производстве с 1936 года, и к моменту, когда лицензия была куплена, двигатель получил название М-105 (впоследствии была еще модификация М-107, суперфорсированная и нежизнеспособная). Собственно говоря, французы снимали этот двигатель с производства, заменяя его более эффективным. Одним словом, вот такой «новый» мотор стоял на самолетах Яковлева и на самолетах Лавочкина первого поколения.

Самолет Яковлева представлял собой конструкцию из металлических трубочек, обтянутую тканью, местами фанерой, и по своим характеристикам во многом был близок к спортивному самолету. Фактор живучести у него был относительно невелик, но за счет того, что использовалась ткань, он был достаточно легким.

Что же касается самолета Лавочкина, то он делался из дельта-древесины, фанеры, и обладал большей живучестью, но зато и большим весом, за что летчики во время войны прозвали ЛАГ-1 «летающим гарантированным гробом», потому что машина не обладала достаточной маневренностью. А если к этому добавить еще проблемы с карбюраторами и многие другие, которые встречались на этих самолетах, то, в общем, можно представить насколько непросто нашим летчикам было на них воевать.


Подразделение вермахта на католическом богослужении перед вторжением в СССР, 1941 год. Автор фото: Алоиз Бек

Очень интересная машина была микояновская, МиГ-1, впоследствии МиГ-3, которая в 1941 году была снята с производства. Тоже туманная и непонятная история. Немецкий летчик-испытатель Ганс-Вернер Лерхе, который отвечал за испытания трофейных советских самолетов в Германии, отмечал очень высокие характеристики МиГ-3 на 1941 и даже 1942 год. Дело в том, что эта машина развивала порядка 640 км/ч, в то время как позднейшие модификации Messerschmitt Bf.109 развивали только 600. Тем не менее МиГ был снят с производства. Считалось, что эта машина достаточно строгая к пилотированию, что у нее недостаточно мощное вооружение, и главный тезис, который приводится в мемуарах Яковлева, — это то, что самолет имел двигатель для полетов на больших высотах. Тот же самый летчик-испытатель Рабкин опровергает Яковлева, говоря, что высотность самолета определяется тем, как настроена у него топливная система, карбюраторы и как обеспечивается обогащение или обеднение смеси. То есть МиГ-3 можно было сделать и самолетом для боев на средних и небольших высотах. И, кстати сказать, Александр Покрышкин, который начал войну именно на МиГ-3, несмотря на его декларированные высотные характеристики, вполне справлялся с этим самолетом и весьма эффективно им пользовался на небольших высотах в боях с Messerschmitt Bf.109.

Таким образом, общая численность нашей авиации на момент начала войны была весьма и весьма впечатляющей. Общее число самолетов в парке ВВС РККА приближалось к численности танков в танковых парках. Одновременно был разработан и доведен до производства самолет Ил-2 — машина весьма неоднозначная, самая массовая в нашей авиации. Почти 40% погибших во время войны летчиков — это пилоты Ил-2, у которых был самый горький хлеб: они перепахивали передний край и, соответственно, гибли чаще, чем все остальные асы. По статистике, стрелков Ил-2 убивали в семь раз чаще, чем пилотов. То есть, прежде чем погибал один летчик Ил-2, у него менялось семь стрелков.

Наша авиация к началу войны насчитывала где-то под 30 тысяч машин. Казалось бы, огромная масса техники и вооружений… В больших количествах строились торпедные катера, как дешевое, экономичное и при разумном использовании эффективное средство борьбы с морскими целями. Производились по немецкой лицензии 85-мм пушки (по сути аналог знаменитой 88-мм пушки), орудия других калибров. То есть ВПК Советского Союза работал на полных оборотах, и к моменту нападения Германии на нашу страну численный перевес в технике у нас был огромный. Мы многократно превосходили вермахт, панцерваффе и люфтваффе.

Что же касается использования этой техники, то это другая, обратная сторона вопроса. Дело в том, что мало произвести много оружия, надо еще уметь им пользоваться. Как писали в мемуарах многие наши летчики и танкисты, в частях велась борьба за экономию горюче-смазочных материалов, стрельбы проводились крайне редко, зато очень хорошо было поставлено дело с хозяйственными работами, с проведением всевозможных политзанятий, лекций, семинаров, маршировкой и другими совершенно «необходимыми» в подготовке вооруженных сил делами. На ум приходит цитата из Эйке Миттельдорфа, офицера Генштаба вермахта, который написал инструкцию по эксплуатации армии, где среди прочего сказано, что строевой подготовкой солдат должен заниматься минимально, чтобы уметь прилично ходить в строю. Из 16 часов ежедневных занятий в вермахте большая часть времени отводилась на отработку тактических приемов, стрельбу и прочие необходимые для выживания на поле боя мероприятия.

Такая картина складывалась к июню 1941 года. При этом, что интересно, у каждой из противостоящих сторон была своя эйфория: у наших, потому что мы обладали огромным техническим парком, у немцев — оттого, что малыми силами им удалось пройти пол-Европы и, казалось, что это будет продолжаться вечно. Однако события, которые начали происходить летом 1941 года и в последующие годы, показали, что количественный перевес далеко не всегда является гарантией успеха, в то время как и качественный перевес — не всегда залог победы.

‘; $(‘.main .content .typical>p’).each(function() { duels_block+= ‘

‘+$(this).html()+’

‘; }); duels_block+= ‘

‘+$(‘.main .duel-quest>h2′).html()+’

‘; $(‘.main .duel-quest .duel-quest-block’).each(function() { duels_block+= ‘

‘+$(this).find(‘.num-quest’).html()+’. ‘+ $(this).find(‘.x_big-i’).html() +’

‘; duels_block+= ‘

‘; }); html_block =’

‘ + content_h1 + ‘

‘+ duels_block; } else { $(‘.main .’+cur_elem).each(function() { var cur_html_block = $(this).html(); // Удаляем не нужные блоки var morelist = $(this).find(‘.more-list’).html(); if(morelist != ‘undefined’) cur_html_block = cur_html_block.replace(morelist, »); var meta = $(this).find(‘.meta’).html(); if(meta != ‘undefined’) cur_html_block = cur_html_block.replace(meta, »); var add_essay_block = $(this).find(‘.add_essay_block’).html(); if(add_essay_block != ‘undefined’) cur_html_block = cur_html_block.replace(add_essay_block, »); var tags = $(this).find(‘.tags’).html(); if(tags != ‘undefined’) cur_html_block = cur_html_block.replace(tags, »); cur_html_block = cur_html_block.replace(‘>+T, ‘>Голосов: ‘ + content_h1 + ‘

‘+ html_block; } //хэши var html_block_md5 = hex_md5(html_block); //что генерим var url_md5 = hex_md5(location.href); //где генерим //html_block = encodeURIComponent(html_block); $.ajax({ url: ‘/bitrix/tools/nota/ajax/gpdf.php’, type: ‘POST’, dataType: ‘text’, data: {input_text:html_block, content_md5:html_block_md5, url_md5:url_md5}, complete: function(xhr, textStatus) { location.href = ‘/bitrix/tools/nota/tcpdf/download.php?content_md5=’+html_block_md5+’&url_md5=’+url_md5+’&filename=’+content_h1; //скачиваем под именем } }); } }); });

Источник: diletant.media



Сохрани статью себе в соцсеть!




Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *